Елжан Биртанов рассказал о том, как изменится отечественное здравоохранение
Елжан Биртанов рассказал о том, как изменится отечественное здравоохранение
27.01.2017

Это человек точно знает, что делать с вашим любимым диагнозом — ипохондрией, почему лекарства нужно пить только по назначению врача и сколько бабулек сидит в очередь по утрам в каждой из больниц страны. В студии Первого в Казахстане доктор медицинских наук, министр здравоохранения Елжан Амантаевич Биртанов.

— Доброго вечера!

— Добрый вечер!

— Ну, так, как лечится ипохондрия?

— Чтобы не чувствовать себя больным, лучше всего, наверное, заниматься спортом, желательно под музыку.

Коротко о происходящем. Один гость. Прямой эфир. 600 секунд и дюжина вопросов. Насколько мы успеем ответить — я не знаю, но обещаю, что допрос, простите, вопросы будут с пристрастием.

— Вы один из немногих людей, кто знает, как устроен человек изнутри. Как вам с этим живется?

— На самом деле нас много, это 230 тысяч медицинских работников Казахстана.

— К вам пристают в компаниях с просьбой посмотреть, а то болит сильно?

— Чаще всего приходится консультировать.

—  Вы министр три дня, фактически же больше года вы руководили подразделением объединенного министерства, какой главный вывод по результатам работы длинной в 14 месяцев?

— Главный вывод – это то, что у нас есть четкий план действия: программа развития здравоохранения. Мы понимаем, где мы находимся, мы четко понимаем, куда нам нужно двигаться дальше: первое – это медицинское страхование, второе – это создание службы профилактического здравоохранения. Третье – это развитие кадрового потенциала.  

— «Крутите больных» — это новая концепция или местная инициатива?

— Мы свою позицию выражали, это абсолютное нарушение служебной этики. Наверное, вызванное с неправильным пониманием управленческих рисков руководителей.

— Говорят, что хороший ученый может объяснить пятикласснику практически любую научную гипотезу. Объясните коротко, как понять очередные реформы здравоохранения. Имеется в виду страховая медицина.

— Мы хотим сделать нашу систему здравоохранения финансово-устойчивой на будущее. Мы начинаем, то есть продолжаем путь в эпоху дорогостоящих технологии. И финансовая система в финансовом и внутренне-операционном должна быть готова удовлетворить растущие потребности. Это связано с тем, что структура заболеваемости меняется. Люди стареют, потребляют больше медицинских услуг. Больше хронических болезней, онкологии больше. И это требует более дорогих методов лечения.    

— Фонд будет аккумулировать огромные деньги, за иждивенцев платит государство, часть населения покрывает из своих заработных плат, но есть самозанятые. Пример — пенсионная система. Исходя из отношения трудоспособных и тех, кто отчисляет, не получится ли так, что значительная часть населения останется без медпомощи?

— Есть такой риск, но для того чтобы его преодолеть, мы вводим нормы, которые концептуально отличают систему медицинского страхования от пенсионного. Пенсионная накопительная система, которым какое-то время вы воспользуетесь. Медицинское страхование – это то, чем пользуются ежедневно. То есть здесь невозможно накапливать, пока здоровые накапливает, другие пользуются. Что касается самозанятых, наша задача в том, чтобы они стали участниками системы и чтобы они смогли вносить взнос.   

—   Это все очень похоже на обамакэе. У вас же американский вуз. Но ведь там ее уже отменяют. Все так же, как и с чилийской системой пенсионного обеспечения, но мы же знаем, что она провалилась…

—  Не буду говорить о пенсионной системе, скажу по обамакэе, это опять же, если посмотреть в глубине причин, то совершенно разные ситуации сегодня в Казахстане и в США. Вы вводим систему, которая даст равные возможности для всех.

— Кто сможет гарантировать сохранность денег?

— Закон, где четко расписаны принципы обеспечения сохранности денег, а сели говорить конкретно, то это Национальный банк, за которым закреплен соответствующие полномочия.

— Если мы платим практически по-американски, то возможно нужна реформа системы здравоохранения в целом. Оставить только скорую помощь и онкологию, а все остальное в частные руки.

— Вы правильно определили смысл нашей реформы. Как раз в этом и заключается, но она не будет столь кардинальной. То есть передача в частные руки будут проводиться поэтапно, через передачу доверительного управления, приватизацию и т.д.

— Медицина остается одной из самых коррумпированных отраслей в государстве. Реформа остановит взяточников или квоту будут продавать как сейчас?

— Есть вопрос рисков и в нормативном регулировании есть вопрос совести. С точки зрения реформы, мы нацелены на то, чтобы системно снять риски, которые дают основу для коррупции в системе здравоохранения. В США и других странах, где я побывал, я не встречал этого.

— Образование. Качество подготовки специалистов. Как следствие ошибки, некомпетентность и летальные исходы. Что с этим делать?

— Нужно правильно учить будущих врачей. Они должны заниматься не менее 18 часов в день, чтобы стать хорошими врачами. Мы должны создать условия, что доктора могли больше читать.

— Как вы думаете, человеческая жизнь на самом деле такая ценность, чтобы за нее биться. Еще сто лет назад, люди едва доживали до 40 и это было нормально. Сегодня мы стараемся дожить до ста, зачем?

—  Это философский вопрос и каждый решает сам за себя. Мне кажется, мир настолько уникален, что можно за 100 лет постараться его познать, увидеть, путешествовать.

— У нас в гостях был министр здравоохранения Елжан Амантаевич Биртанов. Спасибо большое!



Поделиться с друзьями: