10:45 Далее в эфире Многосерийная мелодрама «РАДИ ЛЮБВИ Я ВСЕ СМОГУ!»

“Саня, мне – тюрьма!” – суд по громкому делу о гибели четверых рабочих горводоканала начался в столице

5 месяцев расследования позади. В столице начался суд по делу о гибели рабочих в колодце. Сотрудники Горводоканала демонтировали заброшенную насосную станцию, но, спустившись в резервуар, потеряли сознание и упали в колодец с водой. Чудом выжить удалось одному из рабочих. Какими новыми подробностями он поделился? И кто ответит за случившееся? За ходом судебного заседания наблюдала Мария Парфёнова.

Они отправились на демонтаж старой канализационной станции. Ничего не предвещало беды, пока находившийся внутри колодца сварщик вдруг не потерял сознание. 3 его коллег решили прийти ему на помощь. Погибли все. Молодого слесаря Александра Гимадеева, который тоже пытался спуститься в колодец,  врачи откачали лишь чудом. Ценой собственной жизни его спас бригадир. АЛЕКСАНДР ГИМАДЕЕВ – ПОСТРАДАВШИЙ СЛЕСАРЬ “АСТАНА СУ АРНАСЫ”: “Алмат говорит: Саня, подожди, я спущусь, мне тюрьма будет. Я ему веревку дал, аркан, завязал его за ногу, он медленно залез, медленно спускался, бригадир Абдрахманов Алмат. Я кричу: Алмат, быстрее давай. Я веревку поднимаю – веревка расслаблена. Я: ты что, не завязал? Он поворачивается, на площадку сел, подергался, тоже судороги пошли, он там и остался”.

Как выяснилось, в тот день никто из коммунальщиков не расписался в журнале инструктажа по технике безопасности. Не было с собой и противогазов, оставили на другом объекте. А респираторы, которые были, могут защитить от вредных паров лишь на короткое время. Александр утверждает, что задвижка трубы внутри колодца была открыта, откуда подступила вода и пошел опасный газ.

МАРИЯ ПАРФЁНОВА – КОРРЕСПОНДЕНТ: “Перед тем, как спуститься вниз, рабочие проветрили резервуар. Но подозрительного запаха не почувствовали. Проверить, есть внутри ядовитый газ или нет, никому в тот день и на ум не пришло. Хоть и газоанализатор, специальное устройство, для этого был”. Самому младшему из 4-х погибших было 24 года, самому старшему – 52. Алимхан Жаркеев потерял отца. Он работал крановщиком.

АЛИМХАН ЖАРКЕЕВ – СЫН ПОГИБШЕГО АМАНГЕЛЬДЫ ЖАРКЕЕВА: “Никто принужденно никого не убивал, но претензия у меня одна – к Мазолевскому, то, что один момент упустил. Первый, как упал, не надо было пацанов всех гнать, и вообще, надо было оцепить и сказать: “все, ребят”. Трагедия не оставила равнодушным бывшего сотрудника Горводоканала –  Каната Билялова. 2 года назад он работал инженером по охране труда и техбезопасности. Мужчина уверен: нужно было сразу вызывать скорую помощь, а не бросаться за коллегой на верную смерть. КАНАТ БИЛЯЛОВ – БЫВШИЙ СОТРУДНИК “АСТАНА СУ АРНАСЫ”: “В период моей работы в “Астана су арнасы” был такой случай, когда работник, вызвавший скорую помощь, был сильно наказан за это строгим выговором”. К слову, сразу после трагедии заместитель Гендиректора Горводоканала Аблай Елжасов заверял, что бригада в этот день вообще не должна была спускаться в колодец. Адвокаты и гособвинитель дать комментарии журналистам отказались.

Подсудимых – двое. Начальник службы канализации по району и механик “Астана су арнасы”, который отвечал за меры безопасности при проведении опасных работ. За нарушение правил охраны труда им может грозить солидный срок – до 7 лет тюрьмы. Слушания по делу продолжаются.

 

 

X